Санька+Александра.

 

Санька жил в маленькой квартире в старом двухэтажном доме, с покрытой листовым железом крышей, обшитым древесным шпоном  вторым этажом и с покосившейся наружной верандой. Такие дома были построены еще в прошлом веке и составляли почти весь жилой фонд «старой Нахичевани» - района большого города, в котором еще остались индивидуальность и «душа» его создателей, и архитектура не «разбавилась» современными типовыми, точечными застройками из стекла и бетона…

Нахичевань еще сохранила кое-где булыжные покрытия своих узких улиц, по которым громыхали старенькие трамваи, вызывая приступы ностальгии своим «треньканьем»; да каштаны, во время своего цветения, превращавшие все пространство вокруг себя в романтические места для свиданий и дружеских встреч…

 В теплое время года из раскрытого окна Санькиной комнаты частенько слышались аккорды фортепиано – это Санька разучивал гаммы и этюды, а так же, иногда, и «серьезные» по его мнению, произведения…  Он учился в музыкальной школе вот уже второй год, и очень этим гордился…

Характер у Саньки был мягкий и легкий. Но, несмотря на это, друзей у него не было. Потому, что, во-первых, ходил в «музыкалку», а не в спортивную секцию, а во-вторых, потому, что был слишком мягок и неинтересен для «уличной общественности»… Но этот фактор не сильно расстраивал Саньку. Он жил в своем собственном мире, и мирок этот вполне его устраивал… Ребята с улицы не принимали его в свои компании, но и не обижали, не делали из него «изгоя». Другими словами – Санька мог спокойно гулять по вечерам, совершенно не опасаясь, что его обидят или втянут в какое-нибудь «шкодное дело», как выражалась бабка Поля из соседнего  подъезда…

Но, даже, если бы и попытались втянуть его в авантюру – Санька ни за что не повелся бы, в силу своего характера; вот оказать помощь замерзающему голубю в зимний мороз – это всегда готов! Подкармливать бездомных бродячих псов – Санька первый отдаст свой недоеденный (именно для этих целей) школьный завтрак. Или старикам помочь донести авоськи с рынка – он всегда пожалуйста…  А хулиганством заниматься – это не для него…

И жил в своем безмятежном мирке Санька, пока не произошел с ним один случай, который нарушил его размеренную и спокойную жизнь…

Случилось это теплым майским днем, когда уже прошли все весенние субботники и улицы, выметенные, очищенные от прошлогодней листвы и накопившегося за зиму мусора, блистали побеленными столами каштанов, такими же ослепительными бордюрами и чистыми окнами домов, которые хозяйки натерли перед  приходом больших весенних праздников…

Санька подошел на трамвайную остановку, которая приятно пахла свежей краской, светилась и переливалась на солнце. Лавочка, отремонтированная, с ошлифованными досками и новой спинкой, манила к себе, приглашая сесть и помечтать…

 

Санька так и сделал. Он присел на краешек, потому, что на другом краю уже сидела девочка с большим черным футляром для незнакомого Саньке музыкального инструмента в руках, демонстративно фыркая и пыхтя в тщетных попытках прикрепить оторванную с одной стороны ручку… Было понятно, что с оторванной ручкой такой футляр нести не получится – очень уж необъятным он показался Саньке.

- Что, ручка оторвалась? – Спросил Санька, немного понаблюдав за тем, как незнакомка с растерянным выражением лица пытается решить возникшую проблему.

Девочка сделала вид, что не услышала обращения в свой адрес…

- Наверное, гайка открутилась и упала во внутрь. Давай откроем и поищем ее. – Предложил свое решение, Санька.

- Ты думаешь, что только ты один такой умный, а все вокруг дураки? Я уже смотрела. Нет ее там.

- Дай я гляну. Не может быть, что бы ее не было… Не испарилась же она….

Но ответа не последовало. Девочка даже ни разу не взглянула на Саньку. Ему стало немного обидно…

Теплое майское солнышко приятно грело спину и затылок. Чувствовалось, что пройдет совсем немного времени, и начнется жара, пыль и сушь… Вот такая, мягкая и комфортная весна, очень быстротечна в этих краях…  И потому, ценна каждым своим деньком…

Санька сделал вид, что ему все равно и сидел, болтал ногами, и вертел головой во все стороны, наблюдая за перемещениями небольшой стайки серых воробьев, играющих в еще пустых цветных клумбах…

- Даже не знаю, как в «музыкалку» доехать теперь… - видимо оскорбленная пропавшим к ее персоне вниманием, девочка сделала элегантную попытку восстановить диалог… - Может и правда, она внутри…

Санька молча положил свою школьную сумку на лавку, подошел и взял из рук девочки футляр:

- Покажи, где здесь верх, а где низ. Нужно очень аккуратно его открыть… Чтобы гайка не выкатилась…

- Ну вот так и ложи его… Вообще-то, разницы нет. Аккуратнее, вот эта застежка заедает. Не сломай… - Девочка озабоченно кружила вокруг Саньки. Чувствовалось, что она действительно ему не очень-то и доверяет…

- Да не мельтеши ты за спиной! Отвлекаешь только! – Теперь Санька понимал свою важность и чувствовал себя чуть ли не сапером, обезвреживающим старую авиабомбу…

Он бережно отстегнул обе застежки и поднял крышку. Внутри футляр был обит красным бархатом, на котором покоился все еще неизвестный инструмент, весь лакированный, со множеством кнопок и клавиш, вырезанных, скорее всего, из слоновой кости (а может быть пластиковые – подделанные под «кость»).

Не удивительно, что девочка не смогла обнаружить маленькую гаечку – бархат в некоторых местах образовывал глубокие складки, в которых и спряталась, скорее всего, пропавшая запчасть…

- Вот это да! – Восхищенно удивился Санька, - первый раз вижу такое! Это что за инструмент?

- Ты все равно не запомнишь… Это очень редкий вид духовых инструментов, который используют в королевском оркестре в Дании… Это практически потерянный инструмент… Таких в мире единицы… - Девочка произносила все это с таким пафосом, что Саньке стало не по себе и он на секунду даже пожалел, что спросил…

- Кстати, Александра! – Представилась девочка и протянула руку для знакомства, чем совсем смутила и без того растерявшегося Саньку.

- Я тоже… Саша… - Едва выговорил  он, и пожал руку.

- Не путайте, пожалуйста! Не Саша -  а Александра! Меня все так называют, и я очень попрошу, чтобы Вы не были исключением… - Она поспешно выдернула свою ладонь из Санькиной.

- Хорошо… Мне как-то все равно. Только непонятно – то мы на «ты», то на «вы»….

- Так что там с гайкой? Давай искать. А то скоро трамвай подойдет… Мне нельзя опаздывать. Сегодня первое занятие в новой школе…

Санька аккуратно прощупывал места, где могла бы оказаться пропажа, - Ты, наверное, новенькая? Я тебя раньше не видел…

- Мы на прошлой неделе переехали сюда. На лето. Потом на Дальний Восток уедем. У меня папа – военный.

- Хорошо тебе, попутешествуешь. Страну посмотришь… - Санька извлек гайку и уплотнительную шайбу к ней и накрутил на болт изнутри.  Ручка была отремонтирована. Но Саньке почему-то, стало грустно… Он знал, что сейчас подойдет трамвай, увезет Александру  и, возможно, больше он не увидит ее никогда…

Высокомерная она, грубовата немного… Не сказать, что очень уж симпатичная… Но с такими же, как у Саньки, музыкальными интересами и из хорошей семьи, где отец – военный! А Санька своего отца никогда не видел… Почему-то хотелось получше узнать Александру и подружиться с ней…

- Готово! Можешь забирать свой чемодан… - нарочито равнодушно произнес Санька и сел на свое место, глядя прямо перед собой.

Александра подергала ручку, как бы проверяя, хорошо ли она держится…

- Спасибо, Саша… Если б не ты…

- Ерунда! Чуть-чуть бы сама подумала, и обошлась бы без моей помощи… Тебе времени не хватило. Я не вовремя появился…

Александра подошла вплотную к Саньке и посмотрела ему в глаза ясным и открытым взглядом…

- Вот ты говоришь, что я везучая, что путешествую много, страну смотрю…  А мне не нужно ничего этого… Мне надоело каждый раз на новом месте заводить новые знакомства, друзей. А потом опять все бросать и переезжать на новое место… И опять начинать все заново… Я хочу, чтобы у меня появился такой друг, как ты… Навсегда… И мне не нужно было бы никуда уезжать… Чтобы не оказаться опять совсем одной… Ты даже не представляешь себе, каково это – жить без друзей!

Санька обалдел от такой откровенности… Он сидел и, не моргая, смотрел на Александру… Не совсем понимая, что же происходит и как вести себя в такой ситуации, ведь общение с девочками для него было чем-то новым и непознанным совсем… И, что, значит – жить без друзей, он прекрасно себе представлял…

- Но, ведь у нас впереди еще все лето… Целых три месяца! - Это все, что пришло ему на ум, но, похоже, именно этого ответа и ждала от него собеседница, ну, или что-то подобного…

- Слова, достойные настоящего мужчины! – Высоко подняв голову, прокомментировала Александра и, быстро схватив свой музыкальный инструмент, вбежала по ступенькам в открывшиеся двери подошедшего трамвая.

- Завтра, в это же время, я буду тебя ждать на этой остановке! – Прокричала она уже из салона. – И только попробуй опоздать!

Двери с шипением, захлопнулись и трамвай, загрохотал по рельсам, увозя с собой девочку, которую каких-то полчаса Санька совсем не знал, и которая теперь, возможно, стала его единственным и лучшим другом…

- Вот теперь я уж точно разучу «Лунную сонату»… - Подумал Санька, задумчиво глядя в след уходящему трамваю…

 

Садовник и роза.

 

Сказка для детей и притча для взрослых…

В далеком, средневековом Королевстве, жили злые и равнодушные люди, которые думали только о себе, не способные к состраданию и не знающие слово «Добро». Люди эти влачили жалкое существование, потому, что таким людям никогда не улыбалась удача, у них все валилось из рук и даже солнце не хотело дарить им свое тепло, от того и висели постоянно над этим Королевством серые угрюмые тучи.

 

В то неприветливое время жил в том Королевстве один Садовник. Он не был похож на тех людей, потому, что был добр ко всем, отзывчив к чужим бедам и всегда приветлив с окружающими. За это он слыл чудаком и все, кто его знал, старались поменьше с ним общаться, так как боялись его необычности. Они не понимали его душевных порывов.

 

И, потому, скитался Садовник по Королевству из конца в конец, не найдя нигде постоянного пристанища и понимания. Ни кто из жителей не хотел принимать его на постоянную работу, и старались как можно скорее изгнать его из своих мест, прочь.

 

Однажды пасмурным осенним днем, Садовник, в поисках очередной возможности заработать себе на кусок хлеба и временный ночлег, набрел на развалины старого, давным-давно, заброшенного замка, стоящего на невысоком холме. У подножия холма расстилался сад, такой же древний, как сам замок. Было видно, что рука человека не прикасалась к аллеям уже много десятилетий.

 

Садовник решил побродить между старых деревьев, надеясь найти хотя бы оставшиеся перезрелые яблоки или груши, которыми он смог бы временно утолить голод. И ему удалось наполнить свою котомку фруктами более чем наполовину. Этого было достаточно, чтобы Садовник приободрился и запел веселую песню о молодых весенних листьях. Теперь он мог сытно поесть и переночевать в развалинах. А завтра… Это будет завтра…

 

Неожиданно, в самом центре сада, куда сходились все, некогда красивые, аллеи, Садовник увидел бывший цветник. Сейчас он был пуст. Лишь одна единственная роза украшала пустынный и унылый пейзаж. Этот цветок, словно солнечный лучик, своей красотой прорезал серость и мрачность окружающего мира. Садовник остановился и долго смотрел на столь прелестное создание природы.

 

- Как ты здесь оказалась? – Спросил, подойдя к цветку, Садовник. Он нежно и осторожно прикоснулся к лепесткам.

- Я здесь всегда была, - ответила роза нежным манящим голоском. Садовник ничуть не удивился. Он, как никто другой, знал, что цветы говорят. Но не со всеми…

 

- Я Садовник. Можно я буду за тобой ухаживать? – С надеждой в голосе спросил он. – Ты такая красивая. И одинокая. Я тоже одинок.

 

Роза ничего не ответила, очевидно, заподозрив неладное. Ведь она знала, что в этом Королевстве никто не предложит свою помощь, даже если об этом попросят. А здесь вот такое чудо…

 

Садовник же, расценил молчание розы, как скромность и согласие. Так они и зажили вместе.

 

Шли дни. Два наших героя привыкли друг к другу и стали настоящими друзьями. Необычно для Королевства, где слово «друг» тоже никому незнакомо.

 

И все было бы хорошо, если бы в одно утро, когда Садовник пришел в цветник, чтобы поухаживать за розой, она не завела с ним такой вот разговор:

- Мог бы ты остаться со мной здесь, в цветнике, навсегда, и никогда не уходить. Когда ты уходишь, мне очень одиноко…

- Цветочек ты мой! Я не могу остаться навсегда с тобой. Ты же прекрасно это понимаешь… Я – человек. Мне нужна пища и кров. Мне нужно работать, чтобы жить. И чтобы снова и снова приходить к тебе.

- Мне кажется, что я для тебя всего лишь игрушка. Красивая игрушка, которой ты играешься, когда тебе захочется. Тебе все равно, что чувствую я.

 

Садовника очень огорчили эти слова. Но он сделал вид, что все по-прежнему хорошо…

- Нет, мой цветочек! – Мне не безразличны твои чувства. Но мы из разных миров. В этом наша беда. Мы не можем быть вместе все время… Все, что нам позволяет судьба – это видеться изредка да наслаждаться общением друг с другом в эти нечастые минуты…

- Но меня не устраивает такое положение вещей! – В сердцах воскликнула роза, - Вы, люди, все такие. Я для вас - всего лишь глупый, бездушный цветок, красотой которого вы наслаждаетесь, когда вам захочется, когда это нужно вам! А как же я? Кто поймет меня?

 

Садовник не знал, что ответить. Он понимал розу, понимал, что она чувствует, но ничего изменить не мог. И чувство бессилия давило на него, как груда камней.

- Почему ты мучаешь меня, требуя невозможного? – Сдавленно спросил Садовник, - мы должны довольствоваться тем, что имеем.

- Нет, я не согласна так дальше жить! Или ты остаешься со мной, или тебе лучше уйти…

- Но, кто же о тебе позаботится? Кто защитит тебя?

- Лучше я останусь одна. Как прежде. Все вы люди – одинаковые!

 

Садовник молчал. Он ждал, в душе надеясь, что этот эмоциональный всплеск будет недолог. Но он ошибся. Роза не изменила своего решения. Он был вынужден уйти. Насовсем…

 

С тех пор прошло много времени. Наступила зима. А садовник все бродил по Королевству, как неприкаянный. Он искал повода вернуться, но не находил его. Сердце его разрывалось на части от мысли, что где-то там, в заброшенном, покрытом холодным снегом, цветнике, у подножия холма, стоит одна одинешенька, его роза. И он уже не может подарить ей свое тепло и заботу…

 

ХУДОЖНИК И ДЕВУШКА. Лирическая история.

 

-Глянь, глянь, опять идет, - скорчив хитрую гримасу, толкала локтем одна торговка свою подругу, - опять чего-нибудь у тебя возьмет.

Девушка быстрым взглядом окинула толпившийся у прилавков народ и нашла того, на которого указывала соседка.

Увидев среди многочисленного серого люда Художника, Девушка опустила глаза и машинально стала поправлять и приводить в порядок многочисленные сладости, которые и так в аккуратном порядке покоились на ее лотке.

Лицо ее зарделось румянцем. Очевидно, она давно ждала появления Художника.

Конечно, она не знала, кто он, чем занимается. И обратила внимание на него совсем недавно. Почему? Наверное, и не знала точно, почему? Просто, находясь уже долгое время среди разных людей, плохих и хороших, веселых и нудных, она научилась с первого взгляда определять – кто есть кто. Нет, она не была профессионалом в чтении человеческих душ. Но, что-то внутри нее говорило, подсказывало, где – хороший человек, где – плохой, а где - так себе, серая душонка.

Художник медленно брел вдоль лотков торговцев и с каждым шагом приближался к тому месту, где стояла Девушка.

Собственно говоря, ради нее он и забрел в этот торговый ряд, может, полностью и не осознавая, зачем, для чего. Ему нравилось толкаться в толпе народа, глазеть на товары, прислушиваться к разговорам и находить во всей этой сутолоке разноголосой какое-то успокоение, уверенность в том, что суть людская не изменилась, осталась прежней. И вдобавок ко всему, у него появился интерес к Девушке, торгующей сладостями. И это обстоятельство послужило причиной того, что Художник каждый свой день начинал с прогулки по торговым рядам, если только можно назвать прогулкой брожение среди разномастной толпы по грязным, мокрым дорожкам и наступать на окурки, старую оберточную бумагу и еще многое то, что валяется под ногами людей.

После каждой такой прогулки день казался Художнику не таким серым и убогим. Тучи - эти безобразные божьи творения, становились по своим местам на задымленном и грязном, как асфальт под ногами, небосводе и совсем уже не раздражали, а, наоборот, приводили Художника в некий восторг и восхищение своей грациозностью.

И хотя солнце не показывалось уже долгое время, после каждой своей утренней прогулки, Художник приходил к выводу, что оно все же есть там, вверху. И светит так, как раньше, и даже, хотя он в этом был не совсем уверен, согревает своими лучами бренную суету земную, несмотря на грязные тучи, которые держали монополию над головами людской толпы.

А в той части торгового ряда, где стояла Девушка, Художник особенно четко ощущал тепло солнечных лучей и ему, даже, становилось немного жарко. Но стоило ему отойти немного в сторону – и все исчезало, растворялось в сером затхлом воздухе.

И сейчас, когда Художник приблизился к лотку со сладостями, он ощутил невидимое тепло и какое-то успокоение…

Девушка пристально смотрела на подошедшего Художника открытым и ясным взглядом. Казалось, в тот момент, она решилась на то, на что долго не решалась. Ее глаза, большие и добрые, источали солнечный свет, которого так не хватало Художнику…

- Здравствуйте, - промолвил он с легкой улыбкой.

Это слово он говорил ей каждое утро, когда приходил на это место, на что она тоже отвечала с легкой улыбкой, вперемешку со смущением: - Здравствуйте.

Сегодня Девушка изменила установленному правилу их встречи и, опустив густые ресницы, произнесла:

- Я Вас давно жду, боялась, что Вы не придете…

Художник ничего не ответил. Он обратил свой взор вверх, где, с трудом пробиваясь сквозь свинцовый слой туч, показался кусочек ясного неба, и солнечный лучик, уже долгое время не видевший землю, осветил Художника и Девушку, стоящих друг против друга.

 

«В моей жизни ожидаются большие перемены», - подумал Художник, и глаза его стали не такими грустными, как раньше…

Боковая панель

Наверное, мне не помешает знакомство с хорошим менеджером, в команде с которым можно будет заняться продюссированием моих вещей, в том числе начать работу над экранизацией некоторых из них.

 

 

 

 

Каждый человек, занимающий более или менее активную жизненную позицию, рано или поздно, в чем-то, проходит свою собственную "точку невозврата"...

Мысли от автора.

 

"Логически завершенное произведение - это навязывание автором своей точки зрения читателю и лишение последнего возможности думать самостоятельно..."

 

"Мучают воспоминания - терпи. Вспоминая, человек оттягивает встречу с будущим, а значит живет дольше..."

 

"Если человек никуда не торопится - значит он либо слишком ленив, либо он - работяга, который все что мог, уже сделал..."