Тело человека совершенно,

Если посмотреть издалека.

А когда подходишь ближе,

Смотришь – там одна труха...

 

Тело так не жалко потерять.

Всякому сей рок не избежать.

Но когда сгнила твоя душа,

 

Есть о чем тут горевать!

"Дикий берег."

 

Далекий маяк разрывал тишину,

Жалобным воем в сером тумане.

Атлантика бьётся волной о скалу,

Пеной плюя в сумасшедшем дурмане.

 

Клочья тумана стараясь прогнать,

На голом обрыве ветер вереск качает.

Время застыло на этих камнях…

Вечность объятия свои простирает.

 

Здесь упокоили душу столетья,

Камни и ветер –  их обелиск!

Волны, туман им возносят молитвы,

 

Вечностью стать игнорируя риск!

 

Однажды я услышал звук, который издает маяк во время тумана... Я его не забуду, даже если очень этого захочу...

 

 

 

 

 

У каждого из нас своя Россия!

Но, каждому из нас она мила!

Когда мы вместе – тогда мы сила!

А если врозь – тогда беда!

 

Кому-то счастье – на рассвете,

Коня сводить на водопой.

А кто-то любит наслаждаться

Бескрайней предзакатною тайгой.

 

Мы любим нашу Родину по-своему,

Для каждого из нас – она своя…

Но гибнем мы под пулями свинцовыми,

 

За то, что бы у всех она была…

 

А ты смотри! Смотри!

Зачем отводишь взоры?

Или зазорно стало вдруг

На нищенку смотреть?

Душа твоя,

В таких же тряпках бродит,

По ней, гнилой душе, 

Тоскует клеть!

Я застрял где-то там,

Посреди «Девяностых»

В промежутке, при смене,

Двух своих лагерей!

Словно призрак заблудший,

Не найду я покоя!

Срок  мотаю по жизни, 

Не пойму - что почем…

Жизнь идет чередом,

Удаляясь все дальше…

Я застрял в переходе. 

Не пойму – почему?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дай мне право умереть!

Обрести покой и сон!

Я хочу покинуть этот мир,

Не держи меня!

Мой стон…

Можно слышать по ночам,

Там, где не кому услышать…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я пью до дна

Огонь и боль!

Напиток зла!

Последний взгляд,

Последний вздох -

Туман и тьма…

Даже ветер и дождь

Не спасут этот мир!

Обреченный мир

Равнодушных  рож!

Холод  черных дыр!

Стало списком потерь

Все, чему я был рад!

И вдыхаю теперь, 

Отвратительный смрад…


«Тишина»

 

Хочу  побыть в тишине,

Зимним, пасмурным утром.

С чашкой кофе, застыв у окна.

Город спит за стеклами мутными…

 

Тихо. Ни звука в мире снаружи.

Деревья застыли, словно во сне…

Лишь одиноко снежинка кружит,

 

Украдкой спускаясь к стЫлой земле…

"Картина из детства"

 

Как хорошо быть первым снегом,

Кружась, спускаться на поля!

С подругой Тишиной тандемом,

Ласкать березы, ели, тополя…

 

Но может ветер подхватить снежинки,

В красивом вальсе закружить…

И на окне нарисовать забавные картинки,

В сугробы – горы уложить!

 

Нет лучше снега первого с метелью!

Мороза, льда и тишины…

Уснувший зимний лес, заснеженные ели,

 

Сжимают сердце детские мечты…


«Брошенный колодец»

 

У дороги пыльной, у степной,

По буграм и балкам что петляет,

Позабытый, брошенный, сухой…

Полевой колодец прозябает…

 

Он поил людей, давал прохладу,

Защищал от зноя и жары,

А теперь, ненужный, позабытый,

Умирает тихо без воды…

 

Люди, люди… Где же благодарность?

Где все те, кого успел спасти?

Нет ответа… Лишь трава сухая,

 

Шелестит от ветра по степи…

 «Деревья из стекла»

 

 

 

Я шел во тьме,

Не ведая дороги.

Как мотылек,

На тусклый свет в дали.

Зелено-голубой,

С оттенком розы…

Вдали мерцал,

Тот призрачный огонь.

 

Я шел и шел,

А тьма не расступалась.

Ускорил шаг,

И вот, уже бегу…

Еще чуть-чуть,

И, кажется, возьму я,

В свою ладонь,

Манящий тот огонь.

 

Исчезла тьма.

Я чувствую тепло. Рукою…

Свет ласковый меня обнял,

И в сад чудесный вывел за собою.

В саду том сказочном,

Все яблони в цвету!

Прозрачны и легки. 

 

И не отбрасывают тени!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Их листья словно бы во льду.

Не сад – а просто загляденье!

Хочу навечно здесь я быть,

Мир обрести, покой и тишину…

Деревья из стекла…

Холодное свеченье,

Мне душу согревает, 

 

Прочь гонит страх и тьму…


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подбили на бреющем…

 

Подбили на бреющем,

Над самой землей,

Когда отстрелялся

И приказ получил

Возвращаться домой…

 

Штурвал потянул,

Немедленно в верх!

Набрать высоту!

Иначе конец,

Не дотяну…

 

Вверху небеса,

Дорога к свободе.

Внизу болотные топи.

Не хочу падать здесь!

Не хочу умирать я в болоте!

 

Я подбит, но держусь,

Постараюсь добраться!

Нельзя падать духом,

Страх отогнать!

Человеком остаться!

 

Диспетчер кричит:

- Не попал в коридор!

Горизонт потерял…

И медленно - медленно,

В штопор вошел…

 

Умер мотор.

Тихо, без крика.

Упал на крыло,

Рация стихла.

Пальцы от страха свело…

 

Осталось чуть чуть…

Перепонки сдавило до звона!

Момент тишины…

Удар…

Все, ребята, - я дома…

 

 

Памяти летчикам, военным и гражданским,

всем тем, кто так и не дотянул до своего аэродрома,

посвящается…

 

«Ну что, твое время пришло…»

 

Фундамент из прожитых лет…

Это основа для жизни иль нет?

Прочный фундамент?

Или ноги в бочку, в цемент?

 

Камнем на дно…

Всем мечтам конец?

Судьба и зло – за одно…

Подари мне желанный свинец…

 

Мечты – где то там, далеко…

Их не достичь – все равно…

Что мне осталось – познать не дано!

 

Дай мне свинец – мне будет легко…

 

 

 

Покаяние

 

Хочу покаяться, коль ты не против.

Сказать хочу – прости за все!

Невежество души, не плоти!

Сознанье затуманило  мое!

 

Все  делал я,

                        лишь только для того,

Чтоб рядом быть,

                           и видеть лик прелестный!

Но, кончен бал,

                               погасли и остыли свечи,

Затих дворец,

                               умолк рояль чудесный…

 

Назад дороги нет, мосты мои сгорели,

Край пропасти лежит у моих ног!

Лишь стоит сделать шаг! А ну, смелее!

 

На встречу вечности шагаю, сделав вдох…

 

 

 

Грязный февраль.

 

Туман спустился на поля,

Остатки снега растворяя.

И влажной, серой пеленой

Кусты, деревья накрывая.

 

Нет горизонта, нет земли.

Все заедино с небосводом.

И время стало… Мир затих.

Нет звуков в водухе тяжелом.

 

Конец зимы. Природа ждет весну!

Природа ждет, когда земля задышит!

Туман уйдет, снег грязный растворя,

И жаворонка песню степь услышит…

 

Безвременье какое-то…

Одним словом – грязный февраль…

 

Когда же он закончится..?


 

 

 

«Бойцам невидимого фронта»

 

Без имени, без права на ошибку,

Всегда одни – лицом к лицу с врагом,

И нет надежды на отпуск, на побывку,

Обнять родных не смеют и мечтать!

 

Для них война – в тылу врага глубоком,

Для них запрет родного  языка!

Без имени, без права на ошибку!

Не сметь  носить медали, ордена!

 

Страна вас помнит, хотя, в лицо не знает!

Архивы прячут Ваши имена…

Ура бойцам невидимого фронта!

Всем тем, кто воевал в тылу врага!

 

 

Разведчикам-резидентам  посвящается…

***

Хрупка и стройна

Твоя талия девичья,

Тонкие пальчики,

Губы как мед!

Смотрю я в глаза твои

Цвета горчичного,

Солнышка зайчики

Вижу в них! Вот!

 

И когда, улыбаясь кокетливо,

Ты опускаешь ясный свой взор,

Хочется стиснуть тебя,

Покрыть поцелуями.

Вкусить сладкий мед

Твоих девичьих губ…

Три печали кружат надо мной...

Три печали кружат надо мной:

Безысходность, скука и тоска…

Назовите все это хандрой…

Только их подруга – пустота…

Пустота, что уничтожит человека,

И не знаешь - Как? Когда?

Перекрасит в зиму лето…

Вот такая штука – эта пустота…

Вверх ногами все перевернет…

Наизнанку вывернет – не сложно…

Всех друзей рассорит, отвернет…

Но, остановить все это - невозможно!



Вы более не властны надо мной…

Вы более не властны надо мной…

Лица уж Вашего в толпе я не ищу…

Пришел покой… В моей душе покой!

Для встречи с Вами повод не ищу…


Уж тополь сбросил золото листвы,

Завыли зимние ветра…

Вы более не властны надо мной…

Легли меж нами белые снега…


И даже если вдруг, случайно,

На перекрестке, где-нибудь в толпе,

Соприкоснутся наши руки ... Тайно,

Взглянуть в глаза Вам не позволю я себе!

Отчий дом. 

Мой отчий дом - оставлен и разрушен…

Завалена калитка набекрень…

Фруктовый сад уж много лет запущен…

И не цветет душистая сирень…


Как больно видеть все это в упадке…

И сравнивать – как было и как есть…

Прошли года, промчались без оглядки…

Пол мира я прошел. И вот я здесь…


Я снова поднимаюсь по ветхому крыльцу…

Дверь отворяю – в дом вхожу…

Картина на стене покрыта слоем пыли,

Наш круглый стол, комод в углу…


Как больно видеть все это умершим,

И запах времени вдыхать…

Я вырос здесь… И никогда не думал,

Что кода-то,

На мертвый дом придется мне взирать…


Старая улица.



Старая улица, пригород хаоса.

Здесь лишь найду я покой, тишину.

Воздухом этим мне дышится запросто,

Здесь время замерло.

                                Здесь я умру…


Здесь я умру, что б уже не бояться,

Суетной жизни, зла и обид…

Чтобы без страха смотреть и общаться,

С призраком прошлого...

                              Что бы не быть…


Пешкой податливой, тушей безвольною,

Ветром гонимой листвой с тополей…

Встану я рядом, со временем в вечности,

Буду скалой.

                             Нерушимой скалой…


Старая улица, древние стены,

Мутные стекла окон во дворах…

Эти дома помнят много из прошлого,

В них есть душа.

                              Живая душа…


Плачут ли окна дождями осенними,

Или густые туманы висят,

Старая улица, в сумраке вечера,

Можно и я...

                            Стану частью тебя?

* * *

Дней прожитых мне не вернуть назад,

Как пролетевших облаков над полем…

Как ветра, что склонял камыш,

К воде… Пшеницу, что разлилась морем,

Бескрайним, золотым, спокойным…

Он колыхал и гладил, как рукою…

Уж не шумит огромный старый тополь…

Остался от него лишь пень трухлявый,

Дорога более не манит далью бесконечной…

Не тот уж я, не тот беспечный,

Наивный и умеющий мечтать…

Мечты исполнились, вершины покорились…

А как же дальше жить, чего желать?

Куда идти? О чем мечтать?

Нет цели… Нет идеи…

Такого и врагам не буду я желать…

От чего же более не слышу трели,

Степного жаворонка в небе?

Не замечаю, как поют дождинки,

Как утром шепчется листва.

Не вижу, как купается синичка,

В глубокой луже под осинкой…

Не радуюсь уже пушистым беленьким снежинкам,

И не смеюсь, когда в снежки играет детвора…


Равнодушие...

Равнодушие – как будто, гербицид…

Разрушает корни нежных чувств…

И нет на свете ничего ужасней -

Узреть, как погибают эти чувства…


Они как будто бы цветы,

Так юны и так беззащитны,

А в них вливают, раз за разом…

Яд химии бездушия и лести…


Как защитить их, как спасти?

Как в них вдохнуть тепло и нежность?

Не знаю, не могу сказать…

Я промолчу… Из чувства мести…

Письмо Мастера к Маргарите.

Жизнь навалилась тяжким грузом,

На плечи хрупкие твои…

И не дает расправить крылья,

Не скажешь ты сама себе – лети!


Твоя душа, как степь весною!

Без края море из цветов!

Легка, как пух! Сияет бирюзою,

И безгранична, как любовь…


Настанет время – ты расправишь крылья,

Вздохнешь свободно, во всю грудь…

Оковы бед, забот житейских бремя,

К ногам твоим трухою упадут…


Ты ангел, ты любить умеешь!

Ты не такая, как все мы…

Ты ангел, тебе нужно время…

А мне, лишь знать, что хорошо тебе…


Ростов предрассветный...

Красавец наш - Кавказ!


Как мне понять,

Как мне почувствовать душою,

Ту красоту, что дарит мне рассвет?

Своею не прикрытой наготою,

Меня смущает, дразнит и манит…


В такой момент, когда Ростов еще дремает,

Досматривает сладкие, ночные сны…

Смотрю на солнце,

Что на стеклах отражает,

Многоэтажек,нескончаемой тайги…


И будет день - заботы, шум и суета…

Но вот в такие, в предрассветные минуты,

Ростов - ты близок мне и дорог…

Твоя, ни чем не заменима, красота! 

Осенний шансон

Шумит листва. О чем-то напевает…

И вторя ветру в унисон,

С кудрявых тополей слетает,

Как будто бы поет шансон…

 

Слетают листья, кружатся, играют.

Летят, как беззаботные деньки…

Но глупые они – совсем не знают:

Полет их короток – как миг…

 

Но счастье их лишь в том,

                что они не знают.

Они поют осенний свой «блатняк».

И незаметно песнь их затихает…

Когда ложатся тихо на асфальт…


Кавказ! Ты помнишь много горя,

Обид, предательства и слез!

Но помнишь ты и счастья море,

Любви и радости до слез!

 

Поэты пели о тебе,

О закадычном, верном друге…

Они слагали дивным слогом,

В поэмы всю любовь к тебе…

 

Твой воздух – заживляет раны,

Лечебны воды твоих недр…

Твои вершины – великаны,

И на дары ты очень щедр!

 

Я возвращаюсь раз за разом,

К тебе, красавец наш Кавказ!

И воспеваю тебе славу!

И преклоняюсь каждый раз….



***

Дрожит оконное стекло

От натиска порывов ветра.

Ночь. Буря за окном.

Маяк во тьме мерцает где-то…

 

В кафе тепло, трещит камин,

Огнем мне согревая душу…

Он гонит прочь ночную тьму,

В уютный зал он не пускает стужу…

 

Свеча горит, бокал вина

Искрит полночным звездопадом…

И ночь – ничто, и шторм – ничто,

Когда со мною здесь ты, рядом…


Крик души.

 

Кто ты? Ангел или демон?

Заклинаю, умоляю – помоги!

Мою душу горечь рвет на части,

Как мне дальше жить? Куда идти?

 

Опустилось небо, грудой придавило,

Боль сжигает изнутри,

Перепуталось все в этом мире,

Как мне дальше жить? Куда идти?

 

Подскажи, не зря ж был послан,

Ты убить меня или спасти…

А кого еще спросить мне? Космос?

Как мне дальше жить? Куда идти?

 

Я не знаю, что такого сделал?

За какие все это, грехи?

Умереть? Так я еще не призван…

Ну,

Так как мне дальше жить?

Куда идти???



Творчеству В.Высоцкого посвящаю...

 

«В поезде» 

 

Чтобы Россию увидеть, послушать, понять, 

Чтобы прочувствовать — чтоб написать. 

Решил я маршрут по ЖэДэ навоять! 

Взял сумку, еду, карандаш и тетрадь, 

Высоцкого книгу

                                   взял почитать... 

И там далеко, в уснувшем вагоне, 

Я видел Володю, я с ним говорил...

 

*** 

Он часто жаловался в письмах, 

Что МУЗА — сука и шалава 

Гуляет, с кем попало! 

Но не идет к нему...

 

Возможно, правы были мудрецы - 

Все беды на земле от женщин! 

А МУЗА - женщина! 

Она его и доконала!

 

 

***

 

Песни разные я слышал.

Но не многие я слушал...

А было и такое — недослушивал.

 

Теперь жалею...

 

Спасибо добрым людям — сохранили

Песни, что Высоцкий пел!

Теперь уж точно их дослушаю!

 

***

Он там, вверху...

Все что хотел сказать — наверное, сказал...

Что не сказал — пропел.

Но роль свою он так и не сыграл.

Ту, для которой был рожден.... 

 

Друзья! А помним ли его?

Хотя не так — а знаем ли его?

Пытались ли понять, услышать?

Не восхищаться тупо, а осмыслить?

Все то, о чем он пел, читал?

На сцене что пытался нам докрикнуть? 

 

Мы все цепляемся в надежде за удачу,

А что в итоге — пустота...

И со стыдом глядим мы в небеса,

И робко за ресницы взгляд свой прячем.


Боковая панель

Наверное, мне не помешает знакомство с хорошим менеджером, в команде с которым можно будет заняться продюссированием моих вещей, в том числе начать работу над экранизацией некоторых из них.

 

 

 

 

Каждый человек, занимающий более или менее активную жизненную позицию, рано или поздно, в чем-то, проходит свою собственную "точку невозврата"...

Мысли от автора.

 

"Логически завершенное произведение - это навязывание автором своей точки зрения читателю и лишение последнего возможности думать самостоятельно..."

 

"Мучают воспоминания - терпи. Вспоминая, человек оттягивает встречу с будущим, а значит живет дольше..."

 

"Если человек никуда не торопится - значит он либо слишком ленив, либо он - работяга, который все что мог, уже сделал..."