«…крылья – если они даны, отсечь не может ни кто, кроме того - кто их дал, или тот -  кому они даны…»

 

 

Крик души.

Кто ты? Ангел или демон?

Заклинаю, умоляю – помоги!

Мою душу горечь рвет на части,

Как мне дальше жить? Куда идти?

 

Опустилось небо, грудой придавило,

Боль сжигает изнутри,

Перепуталось все в этом мире,

Как мне дальше жить? Куда идти?

 

Подскажи, не зря ж был послан,

Ты убить меня или спасти…

А кого еще спросить мне? Космос?

Как мне дальше жить? Куда идти?

 

Я не знаю, что такого сделал?

За какие все это, грехи?

Умереть? Так я еще не призван…

Ну,

Так как мне дальше жить?

Куда идти???

 

Письмо Мастера к Маргарите…

Жизнь навалилась тяжким грузом,

На плечи хрупкие твои…

И не дает расправить крылья,

Не скажешь ты сама себе – лети!

 

Твоя душа, как степь весною!

Без края море из цветов!

Легка, как пух! Сияет бирюзою,

И безгранична, как любовь…

 

Настанет время – ты расправишь крылья,

Вздохнешь свободно, во всю грудь…

Оковы бед, забот житейских бремя,

К ногам твоим трухою упадут…

 

Ты ангел, ты любить умеешь!

Ты не такая, как все мы…

Ты ангел, тебе нужно время…

А мне, лишь знать, что хорошо тебе…

 

Равнодушие.

Равнодушие – как будто, гербицид…
Разрушает корни нежных чувств…
И нет на свете ничего ужасней -
Узреть, как погибают эти чувства…

Они как будто бы цветы,
Так юны и так беззащитны,
А в них вливают, раз за разом…
Яд химии бездушия и лести…

Как защитить их, как спасти?
Как в них вдохнуть тепло и нежность?
Не знаю, не могу сказать…
Я промолчу… Из чувства мести…

 

***

Дрожит оконное стекло

От натиска порывов ветра.

Ночь. Буря за окном.

Маяк во тьме мерцает где-то…

 

В кафе тепло, трещит камин,

Огнем мне согревая душу…

Он гонит прочь ночную тьму,

В уютный зал не пропускает стужу…

 

Свеча горит, бокал вина

Искрит полночным звездопадом…

И ночь – ничто, и шторм – ничто,

Когда со мною здесь ты, рядом…

 

***

Старая улица, пригород хаоса.

Здесь лишь найду я покой, тишину.

Воздухом этим мне дышится запросто,

Здесь время замерло.

Здесь я умру…

 

Здесь я умру, что б уже не бояться,

Суетной жизни, зла и обид…

Чтобы без страха смотреть и общаться,

С призраком прошлого...

Что бы не быть…

 

Пешкой податливой, тушей безвольною,

Ветром гонимой листвой с тополей…

Встану я рядом, со временем в вечности,

Буду скалой.

Нерушимой скалой…

 

Старая улица, древние стены,

Мутные стекла окон во дворах…

Эти дома помнят много из прошлого,

В них есть душа.

Живая душа…

 

Плачут ли окна дождями осенними,

Или густые туманы висят,

Старая улица, в сумраке вечера,

Можно и я?

Стану частью тебя?

 

 

***

Три печали кружат надо мной:

Безысходность, скука и тоска…

Назовите все это хандрой…

Только их подруга – пустота…

 

Пустота, что уничтожит человека,

И не знаешь - Как? Когда?

Перекрасит в зиму лето…

Вот такая штука – эта пустота…

 

Вверх ногами все перевернет…

Наизнанку вывернет – не сложно…

Всех друзей рассорит, отвернет…

Но, остановить все это - невозможно!

 

***

Дней прожитых мне не вернуть назад,

Как пролетевших облаков над полем…

Как ветра, что склонял камыш,

К воде… Пшеницу, что разлилась морем,

Бескрайним, золотым, спокойным…

Он колыхал и гладил, как рукою…

 

Уж не шумит огромный старый тополь…

Остался от него лишь пень трухлявый,

Дорога более не манит далью бесконечной…

Не тот уж я, не тот беспечный,

Наивный и умеющий мечтать…

Мечты исполнились, вершины покорились…

 

А как же дальше жить, чего желать?

Куда идти? О чем мечтать?

Нет цели… Нет идеи…

Такого и врагам не буду я желать…

От чего же более не слышу трели,

Степного жаворонка в небе?

 

Не замечаю, как поют дождинки,

Как утром шепчется листва.

Не вижу, как купается синичка,

В глубокой луже под осинкой…

Не радуюсь уже пушистым беленьким снежинкам,

И не смеюсь, когда в снежки играет детвора…

 

Вы более не властны надо мной…

Вы более не властны надо мной…

Лица уж Вашего в толпе я не ищу…

Пришел покой…  В  моей душе покой!

Для встречи с Вами повод не ищу…

 

Уж тополь сбросил золото листвы,

Завыли зимние ветра…

Вы более не властны надо мной…

Легли меж нами белые снега…

 

И даже если вдруг, случайно,

На перекрестке, где-нибудь в толпе,

Соприкоснутся наши руки ... Тайно,

Взглянуть в глаза Вам не позволю я себе!

 

***

Мне очень жаль, что в тени прошлой,

Ушедшей жизни, что пора забыть,

Вы так и не увидели луч солнца…

И не хотите новой жизнью жить…

 

Все что сказали – это в прошлом…

Его не воротИшь – как не старайтесь Вы…

А как быть с тем, кто крылья Ваши видит?

И руку тянет – что бы поднять и поддержать?

 

Похоже, что Вам помощь не нужна…

Вы уповаетесь в своем падении…

Без боли и обид – жизнь Ваша кажется скучна…

А тот, кто рядом – вовсе не заметен…

 

Ну что ж, вопрос остался без ответа:

Я думал – Ангел, в это сердцем верил…

А может Демон? Не буду обсуждать…

Я умолкаю… Растворяюсь в тени…

 

Осенний шансон.

Шумит листва, о чем-то напевает…

И вторя ветру в унисон,

С кудрявых тополей слетает,

Как будто бы поет шансон…

 

Слетают листья, кружатся, играют.

Летят, как беззаботные деньки…

Но глупые они – совсем не знают:

Полет их короток – как миг…

 

Но счастье их лишь в том,

                что они не знают.

Они поют осенний свой «блатняк».

И незаметно песнь их затихает…

Когда ложатся тихо на асфальт…

 

''К незнакомке''

 

Держу твое фото в руке,

Холодный квадратик бумаги.

Дарю свои мысли тебе,

Излагая их на бумаге.

Мы с тобой не знакомы совсем

И не знаешь меня ты.

Но тихо скажу я всем:

''Нас познакомит приятель''

Быть может, это случится не скоро,

А может, не случится совсем.

Но я с судьбою не спорю,

Так говорю я всем.

Послушай, моя незнакомка…

А незнакомка ли ты?

Мне кажется, знаю тебя я,

И, наверное, знаешь ты.

Как сюжет из романа Агаты,

Что читала, наверное, ты:

В нем служители храма Филаты,

Двум друзьям нарекли,

Стоя пред богиней Ахаты:

''Вас скрестили узы судьбы''.

 

 

«От чего так пусто на душе?»

 

От чего так пусто на душе?

Не одиночество ль причина?

Я думаю, что нет. Уже

Давно минула третья година,

Когда один остался на земле.

Но пустота мне боль не причинила.

Я был один, всегда, везде.

Порою, тишина меня манила,

В своем кричащем колесе

Мирская суета мне опротивла.

Ведь, лучше где – ни будь,

В глубокой тишине,

Узреть, как мысли лодочка скользила.

И тихо засыпать, в глубокой тишине,

Но, вот, и тишина мне опротивла,

И пулю я зову на помощь мне…

 

 

''Песня''

 

В уютном, маленьком кафе,

Сижу, курю и вспоминаю.

Кружатся мысли в голове,

Я ничего не понимаю.

 

Тебя я встретил жарким летом,

Взглянул и понял полюбил.

И стала для меня ты светом,

Теплей и ярче всех светил.

 

Моя француженка!

Я говорил тебе не раз.

Ты танцевала перед стойкой,

И отвести не мог я глаз.

 

Моя француженка!

И пусть ты выросла в Москве,

А для меня ты из Парижа!

В Парижской блещешь ты красе!

 

Улыбка, голос и глаза,

Походка плавная, как море!

Как будто гибкая лоза,

И губки алые, как зори!

 

 

«Кабацкий этюд»

 

Твои красные влажные губы,

Как бутылка дрянного вина,

Я целую в белые зубы

От улыбки твоей без ума.

 

В этом пьяном, шумном угаре

Где музыка, крики и шум.

Под звуки испанской гитары,

Поглощен я величием дум.

 

И вино струится по жилам,

Я в тебе восхищаюсь собой.

И назло всем неистовым силам,

Я сегодня останусь с тобой,

 

Ты смеешься так дивно, распутно,

Заражая желаньем вокруг.

И в твоем звонком смехе доступно,

Закружиться в омуте рук.

 

Даже в слезах твоих наслажденье,

Я любуюсь, рыдая седой.

И в пьяном угаре забвенья,

Я рядом рыдаю с тобой.

 

И потом ты спишь безмятежно,

Я целую веселья глаза.

По щеке бежит одиноко,

Вечно пьяного горя слеза

                                                  

''Блондинка в черных джинсах''

 

Блондинка в черных джинсах

Плавною походкой

По мрамору прошла.

И запахами тайны

Меня приобняла.

 

Я чувствую объятья

Твоих горячих рук,

К щеке прикосновение

Чуть приоткрытых губ!

 

Блондинка оглянулась,

Из-под густых ресниц

Взглянула, улыбнулась.

И среди многих лиц

 

Мои глаза пытались

Блондинка отыскать.

Как будто бы хотела

Мне что то рассказать

 

Достала сигарету

Из сумочки своей,

И в ожидании стала:

-Иди ко мне, скорей!

Как хочется запутаться

В красивых волосах,

И позабыть на время

Обо всех своих делах

                                17.09.98

Она действительно

Достала сигарету и стояла

        в ожидании кого-то Может меня?

 

 

''Встреча''

 

Подошвы ласковых ботинок

Ковер истерли добела.

С тобой, обнявшись, танцевали

До самого утра.

 

Пьяняще музыка играла,

Табачный дым под потолком.

Кабак уставший, и чуть пьяный

Нас убаюкивал. Потом

 

Мы взялись за руки и вышли,

Навстречу утренней заре.

''Я не забуду твои губы''

Сказала шепотом ты мне.

 

 

«Про телефон»

 

Глаза ее светились

Ярким огнем метеора,

Когда говорила она

С кем то по телефону.

 

Голос с насмешкой,

Задористый смех;

Кто то, в дали,

Был счастливее всех.

 

Телефон, телефон!

Тебе отдаются все чувства.

Бездушный ты, телефон.

Без цвета, без вкуса,

Без чувства, без вкуса.

 

Она не знает об этом,

Не знает и он, вдалеке.

Легкий вздох, слова обета

Глотает мембрана из губ, налегке.

 

Октябрь 98г.

Она положила трубку

 

И все закончилось

Боковая панель

Наверное, мне не помешает знакомство с хорошим менеджером, в команде с которым можно будет заняться продюссированием моих вещей, в том числе начать работу над экранизацией некоторых из них.

 

 

 

 

Каждый человек, занимающий более или менее активную жизненную позицию, рано или поздно, в чем-то, проходит свою собственную "точку невозврата"...

Мысли от автора.

 

"Логически завершенное произведение - это навязывание автором своей точки зрения читателю и лишение последнего возможности думать самостоятельно..."

 

"Мучают воспоминания - терпи. Вспоминая, человек оттягивает встречу с будущим, а значит живет дольше..."

 

"Если человек никуда не торопится - значит он либо слишком ленив, либо он - работяга, который все что мог, уже сделал..."